Совотур-2019: приключения птичканутых фотографов

Где и как можно сфотографировать сов в дикой природе? Не в клетке, не на перчатке, а на ветках дерева в лесу? Наткнувшись в интернете на проект нижегородских орнитологов под кодовым названием «Совотур», я сразу поняла – надо ехать!

И вот утром 15 мая на станции Гороховец вместе со мной из разных вагонов поезда вылезли люди в походной одежде с рюкзаками, быстренько сбившись в одну большую кучу: квест «Сфоткай сову» стартовал!

Поездка в «буханке» невольно вызвала приступ ностальгии по геологическим полям. Отважно преодолевая огромные лужи и ухабы лесной дороги, машинки вскоре доставили нас на опушку леса. Под ногами расстилался ковёр из мха и цветущих ландышей. Совы начались совсем быстро: уже через несколько минут прогулки орнитолог Алексей Левашкин показал нам ящик на дереве, из которого на нас внимательно смотрели глаза. Целиком совы не было видно: самка бородатой неясыти сидела на яйцах. Совы сами гнёзд не строят, предпочитая жить в дуплах или чужих гнёздах. Такие квартирки часто оказываются тесноваты для жильцов, поэтому орнитологи в местах обитания сов развешивают на деревьях ящики, куда птицы быстро заселяются, наслаждаясь комфортом. Алексей рассказал нам, что совы в целом весьма ленивые создания: когда за ними проводилось наблюдение с помощью закреплённых на теле датчиков, выяснилось, что большую часть времени совы проводят, просто сидя на ветках. Что ж, при рационе в несколько мышей в день вполне можно позволить себе сидячий образ жизни.

Самка бородатой неясыти в гнезде

Вскоре на соседнем дереве обнаружилась ещё одна внимательно следящая за нами сова. Дружно защёлкали фотоаппараты. Интересно, о чём думают совы? «Опять фотографы понаехали»?

Бородатая неясыть

Открыв маленький ящичек, висящий низко на дереве, Алексей показывает нам яйца синицы – маленькие пятнистые шарики. А по ходу прогулки мы встречаем и фоткаем множество другой лесной живности. Огненно-оранжевыми пятнами выдаёт себя в траве уж. Ярко-зелёный самец прыткой ящерицы, неподвижно застывший на стволе сосны, вообще заметен издалека. Пока я размышляю, для чего ящерице такая привлекающая окраска, самец успевает смыться с дерева и заползти в щель на пне. Застыв вертикально, он становится поразительно похож на окружающие ландыши – попробуй, найди его теперь! Рядом обнаруживается и серо-коричневая самка, которую сложно разглядеть на фоне сухой листвы даже с близкого расстояния. Извиваясь, ползёт по дороге безногая ящерица ломкая веретеница, похожая на большого блестящего червяка. На краю леса и болота Алексей достаёт волшебную коробочку с записью голосов птиц; на её звуки слетаются и позируют нам кукушка и пеночка-весничка.

Впрочем, одно неизбежное зло изрядно портит всю идиллию: комары. Проигнорировать их существование не удаётся никому. Боремся всевозможными спреями, но это помогает лишь отчасти. Кажется, из волос их можно просто вычёсывать.

Затем мы переезжаем на лесные озёра-болота. Зеркальная гладь отражает чащу леса, в кронах деревьев утонуло заходящее солнце, чайки резко выделяются белыми пятнами на тёмном фоне – и я завороженно делаю пейзажные снимки. Здесь полно своей живности: то и дело мелькают стрекозы, на поверхности воды оставляют круги клопы-водомерки. Ощерившись крыльями, в небе парит чёрный коршун – увы, слишком высоко для моего объектива. А вокруг озера полно поваленных больших деревьев. Их не пилили и не рубили – их грызли. Впрочем, сами бобры нас своим появлением не удостоили.

Вечером мы дружно заглатываем гречку, приготовленную на походной кухне, и с наступлением темноты отправляемся снимать сов-сплюшек. Алексей просит нас производить поменьше шума, но лес предательски хрустит под нашими ногами тысячей сухих веток. Высвечивая деревья фонарями, мы долгое время никого не можем найти. А когда уже совсем устаём от долгого ночного променада по пересечённой местности, лесные боги таки сжаливаются над нами: мы воочию убеждаемся, что маленькие совы-сплюшки здесь действительно есть. Правда, сфоткать красиво у меня не получилось. И только около полуночи большие усталые сплюшки, недогрызенные комарами, были загружены в машины и доставлены в мотель на ночлег.

Сова-сплюшка

А следующий день был посвящён кольцеванию совят длиннохвостой неясыти. По дороге останавливаемся на лугу, чтобы поснимать других птиц. Над кустами кружит пара чибисов. «Чьи вы? Чьи вы?» — тут же вспоминается мне трактовка их песни из какой-то старой детской книжки, потому что звучит это действительно именно так. Находим осиные соты, построенные прямо на травинке, качающейся от ветра – иные миры не перестают удивлять.

Совята живут в больших ящиках, подвешенных на деревья. Им около 20 дней – кому-то чуть больше, кому-то чуть меньше. В каждом гнезде птенцы разного возраста, так как сова откладывает яйца через день. Чтобы достать совят, Алексей приставляет к дереву высокую лестницу. Взрослые совы при этом сидят на деревьях где-то неподалёку, внимательно следя за всем происходящим. Заметив человека, лезущего в гнездо, сова может его атаковать, целясь в голову – поэтому голову защищают шлемом. В рюкзаке совята спускаются вниз, на землю, где им на лапу надевают пластиковое кольцо с номером. Кольца подобраны по размеру так, чтобы не причинять вреда взрослой птице. Потом тем же путём – в рюкзаке по лестнице – окольцованные совята возвращаются обратно в гнездо.

За день мы посетили 3 гнезда, в которых обитали три, два и четыре совёнка соответственно. Совята в этом возрасте похожи на мягкие игрушки, которые безумно хочется гладить и тискать, задыхаясь от умиления – но трогать их руками нельзя. Они таращат на нас удивлённые большие глаза и грозно щёлкают клювами. А у меня появляется добрая сотня фоток совят во всех позах и ракурсах.

Взрослая сова на первом гнезде никак не отреагировала на наше появление – то ли мы её так напугали толпой, то ли природная лень пересилила защитные инстинкты. Зато на втором гнезде развернулся целый лесной триллер: неясыть атаковала, сильно задев шлем Алексея. И под наши дружные вопли «летииит!!!» началась фотоохота. Третья сова тоже слетела и атаковала, хотя и не столь яростно.

Ближе к вечеру все совята были окольцованы и возвращены домой. Но и нам, к сожалению, тоже пришла пора возвращаться. Всё хорошее в этой жизни почему-то имеет свойство быстро заканчиваться. Вечером поезд «Нижний Новгород – Москва» уже уносит нас обратно, в привычную жизнь.

…Кстати, все скоростные поезда имеют птичьи названия. Туда мы ехали (так и хочется написать «летели») на «Ласточке», обратно – на «Стриже». А из Питера в Нижний ходит «Сапсан». Теперь, кажется, все путешествия на них у меня будут неизбежно вытаскивать из глубин памяти эту поездку…

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *